«Издательский дом „Мiръ“»
«Творческая мастерская Сергея Курбатова»
Творческая мастерская «Ручная печать» Реставрационно-переплетная мастерская «Гарда»
предыдущий следующий

Декабристский текст А. С. Пушкина

Декабристский текст А. С. Пушкина
Декабристский текст А. С. Пушкина
Историческая реконструкция

Место издания: 

  • СПб.: Изд. дом «Мiръ»

Год издания: 

Количество страниц: 

520 с., ил., вклейка

ISBN: 

978-5-98846-105-0
  • научное издание

Переплет: 

твердый переплет

Формат: 

14 x 21,5 см

    Когда Сенатская площадь была очищена от мятежников, в Зимнем дворце была сделана попытка дать официальную версию возмутительного происшествия. Описание мятежа появилось на другой день в «Прибавлении» к «Санкт-Петербургским ведомостям»… Он был представлен как бунт горстки «безумцев», не нашедших «себе других пособников, кроме немногих пьяных солдат и немногих же людей из черни, также пьяных», которыми «начальствовали семь или восемь обер-офицеров, к коим присоединилось несколько человек гнусного вида во фраках».


   
Действительный характер событий открылся на первых допросах, на которых произошло «обнаружение страшнейшего из заговоров», что привело к изменению официальной трактовки происшествия. Новая версия случившегося была сформулирована в Манифесте от 19 декабря, который признавал революционный характер происшедших событий, но утверждал случайность восстания, объявляя о непричастности русского народа «тайному злу безначалия», а причину событий усматривал в иноземном влиянии: «…зараза, извне к нам нанесенная».
   
В конце 1825 — начале 1826 г. газеты поместили «Подробное описание происшествия, случившегося в Санкт-Петербурге 14 декабря 1825 года», представлявшем новый вариант описания событий, и где впервые были названы «зачинщики сего неслыханного предприятия». Немного позже было опубликовано «Прибавление к подробному описанию происшествия, случившегося в Санкт-Петербурге 14 декабря 1825 года», объявлявшее об учреждении «особенной следственной комиссии» и о том, что «старания правительства увенчаны желанным успехом; уже известны все ковы заговорщиков, все тайны составленного ими ненавистного сообщества. По окончании суда сии сведения будут обнародованы».
   
В середине января были опубликованы донесения командующего 3-м пехотным корпусом Л. О. Рота и приказ начальника Главного штаба И. И. Дибича о возмущении в Черниговском пехотном полку. В конце января — начале февраля в газетах появилось «обозрение» истории заговора (извлечение из доклада Следственной комиссии, представленного Николаю I в середине февраля), а 12 июня в виде приложения к «Русскому инвалиду» было опубликовано донесение Следственной.
   
Высочайший манифест, изданный 1 июня, объявил о завершении следствия и учреждении Верховного уголовного суда, а Манифест от 13 июля возвестил, что суд совершил вверенное ему дело и приговор обращен к надлежащему исполнению. 14 июля в Петербурге состоялся искупительный молебен. Сенатскую площадь окропили святой водой и очистили от «посрамивших ее злодеяний». Благодарственные молебны «за уничтожение злонамеренных усилий мятежников, угрожавших ниспровержением престола и гибелью всего отечества», были совершены в губернских городах и в войсках. Дело о возмущении 14 декабря, «смутившем покой России», считалось исчерпанным и законченным «навсегда и невозвратно».
   
До 14 декабря Пушкин был современником совершающейся истории, заносившим важнейшие события общественной и личной жизни в уничтоженные «при открытии несчастного заговора» автобиографические «Записки». Сенатская площадь изменила «точку зрения» поэта, осознавшего историю как развертывание истины: «Не будем ни суеверны, ни односторонни — как фр<анцузские> трагики; но взглянем на трагедию взглядом Шекспира». Это относилось и к «взгляду» на «исторический день» 13 июля, ставший для Пушкина и всего декабристского окружения личной трагедией: получив сообщение о казни, Вяземский, например, записал: «Для меня этот день ужаснее 14-го».
   
Сохранившиеся записи поэта о «современных происшествиях» имеют значение исторического источника. Раскрыть возникающий добавочный смысл и прочесть пушкинский документальный текст, механизм понимания которого не был в полной мере предусмотрен его автором, является задачей реконструкции, превращающей исторический документ в факт истории культуры.
   
Во вклейке воспроизводятся все графические рисунки Пушкина, относящиеся к его реакции на известие о восстании.

    См. также: Невелев Г. А. Декабристский контекст: Документы и описания. СПб., 2012;
                         Розен А. Е. Записки декабриста. СПб., 2008;
                        Розен А. Е. Письма декабриста. СПб., 2008.

 

420,00 руб.

См. также другие книги: